Здоровая жизнь

Точка невозврата. Можно ли не проснуться после наркоза?”

По статистике, каждый человек хоть раз в жизни переносит наркоз. Опасно ли выключение сознания и какие последствия самые опасные?

Рассказывает заведующий отделением анестезиологии-реанимации № 1 Национального медико-хирургического центра им. Пирогова Борис Теплых.

Лидия Юдина, «АиФ»: Борис Анатольевич, анестезиологи-реаниматологи отвечают за пациентов, находящихся в критическом состоянии. Что это такое?

Борис Теплых: Критическое состояние — это нестабильность, «серая зона» между здоровьем и тяжёлым повреждением органов и систем обеспечения жизнедеятельности. Задача доктора — не допустить, чтобы критическое состояние перешло в трагедию, например, чтобы клиническая смерть перешла в смерть физическую.

Командный дух

— Что важнее для спасения такого пациента — наличие реанимационного оборудования или опыт врача?

— Поддерживать пациента, находящегося в критическом состоянии, может только врач, а находиться больной должен в реанимационной палате или операционной — под постоянным аппаратным мониторингом, в шаговой доступности от специалистов.

Сказать, что важнее, нельзя. Современная медицина — это медицина коллективов. Для спасения больного в одной точке должны сойтись команда высококвалифицированных врачей, современное оборудование и менеджер, который их вовремя соединит. Многое зависит и от состояния пациента. При любом уровне медицины будут больные, которых невозможно спасти.

— Некоторые пациенты могут пребывать в критическом состоянии десятилетиями. Как врач понимает, что наступила точка невозврата?

— Десятилетиями человек может находиться в коме — это состояние трагическое, но не критическое, поскольку оно стабильное и не требует непрерывного поддержания жизни. Современное оборудование, методы ухода действительно позволяют поддерживать пациента месяцы и даже годы.

Точкой невозврата считается смерть головного мозга. Этот диагноз ставится на основании клинического протокола, который подтверждает отсутствие кровотока в мозге.

— В сериалах обычно есть герой, который несколько лет провёл в коме, а потом вернулся к жизни. Как часто такое происходит в жизни?

— Всё зависит от уровня неврологического дефицита, в котором находился пациент. Если он незначительный — через какое-то время человек возвращается на высокие уровни сознания. Если кровоток отсутствует — мозг мёртв. Все случаи чудесного исцеления связаны с несовершенством диагностики (ограничениями в технологиях), когда одно состояние принимается за другое.

— Большинство людей с анестезиологами сталкиваются только перед операцией и знают их как специалистов, которые дают наркоз. Многие боятся не проснуться после наркоза. Насколько обоснован этот страх?

— На заре своего появления (с конца XIX до середины XX в.) анестезия была сродни прыжку с парашютом. Никто не знал — откроется парашют (проснётся пациент после наркоза) или нет, поскольку врачи не могли рассчитать точную дозу препарата, которая обеспечивает стабильное дыхание, кровообращение, не представляли, какие дозы к каким последствиям могут привести. Но врачи сознательно шли на риск, потому что операция без наркоза — гарантированная смерть от болевого шока.

Сейчас мы можем точнее рассчитать дозу анестетика и контролировать его уровень в крови во время операции. Поэтому вероятность быть сбитым машиной выше, чем риск умереть от анестезии. Смертельные осложнения анестезии не превышают 0,69 случая на 100 тыс. анестезий.

— Почему при одном виде операций разным пациентам дают разный наркоз?

— Задача врача — выбрать анестезию, позволяющую контролировать проблемы, которые могут возникнуть у человека во время обезболивания. Например, хорошо известный всем анестезиологам синдром исчезающих лёгких, при котором при любом изменении давления происходит их разрыв. В таких случаях мы стараемся избегать общей анестезии, даже если это неудобно хирургам. Кормящим матерям мы стараемся дать анестетики, которые не попадут в материнское молоко.

Учитываются и житейские моменты. Одни пациенты категорически против выключения сознания, другие не хотят видеть даже транспортировку в операционную, а желают закрыть и открыть глаза в палате.

Безопасность и комфорт

— Обычно у пациента нет возможности диктовать условия. Чаще человек даже не знает, какой наркоз ему предстоит.

— Врач всегда старается учитывать комфорт пациента, если он не противоречит медицинским показаниям, ведь результат операции во многом зависит от его настроя. Если анестезиолог понимает, что пожелания не позволят ему выполнить качественное обезболивание, он старается это объяснить и переубедить человека.

— Какой вид наркоза самый безопасный?

— Как говорили наши учителя, тот, которым лучше владеет анестезиолог. И подходит конкретному пациенту для конкретной операции.

— В последнее время часто говорят о необоснованном применении наркоза. Например, зачем лечить под общим наркозом зубы или рожать под эпидуральной анестезией? Не проще ли перетерпеть?

— Граница боли у всех разная. Принимая решение о применении анестезии, мы исходим из того, насколько ожидаемая боль близка к порогу непереносимости. Если взять шкалу от 0 (нет боли) до 10 (максимальная), то при боли в 3 балла рекомендовано применять обезболивание.

Продолжительную острую боль терпеть нельзя. В последующем это может привести к развитию хронического болевого синдрома, который никогда не пройдёт самостоятельно. Нередко потерпеть означает получить тяжёлое посттравматическое расстройство и в дальнейшем испортить жизнь себе, своим близким и другим ни в чём не повинным людям. А это гораздо опаснее, чем гипотетический риск наркоза.

Нажмите для увеличения

Про фронтовые 100 г

В истории медицины есть примеры использования алкоголя для анестезии. Начиная от опытов врачей Древней Греции и вплоть до середины XIX в. Однако у алкоголя очень маленькая граница между дозами наркотической и токсической. Потому анестезия им сродни русской рулетке. А фронтовые 100 г тоже имели своё фармакологическое действие как антидепрессант.

Правда и мифы о наркозе

Наркоз ухудшает память. Это явление преходящее и исчезает после того, как анестетики выводятся из организма. Хотя у некоторых пациентов ухудшение памяти может отмечаться и дольше. Это связано не только с действием наркоза на организм, но и последствиями стресса и хирургического вмешательства. Тесты показали, что когнитивные функции после общей анестезии снижаются незначительно и выявить их может только специалист.

От обезболивающих может возникнуть зависимость. Только в том случае, если человек, который уже нормально себя чувствует, продолжает получать обезболивающее.

В организме есть собственные обезболивающие механизмы — гормоны эндорфины. Острая боль истощает продукцию эндорфинов, которые блокируют боль, а приём опиоидных анальгетиков восполняет нехватку этих веществ. Если эндорфинов в организме достаточно, а пациент продолжает получать анальгетики, организм привыкает и в дальнейшем продолжает «требовать» его поддержания.

Наркоз отнимает 5 лет жизни. Никаких исследований на эту тему не проводилось, поэтому сказать, как связаны наркоз и продолжительность жизни, сегодня нельзя. Безусловно, наркоз, как и сама операция, — стресс для организма, тем более несколько операций, перенесённых подряд или с небольшим промежутком. Но, поскольку ни одно хирургическое вмешательство не проводится без показаний, отсутствие своевременной помощи сокращает продолжительность жизни более критично, чем применение наркоза.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть