Здоровая жизнь

Остаточный принцип. Как распределяют препараты для онкобольных?”

Лекарственное обеспечение пациентов всегда вызывает много вопросов. Особенно если речь идет про онкобольных. Как сегодня распределяют лекарственные средства для таких пациентов и соблюдаются ли клинические рекомендации?

Своим мнением делится Николай Дронов, председатель Координационного совета МОД «Движение против рака»:

Проблемы с лекарственным обеспечением всегда болезненно воспринимаются в нашем обществе. Тем более, что государство и рынок регулярно дают поводы для беспокойства. За последние годы многие пациенты хорошо выучили, чем отличаются дженерики от оригинальных препаратов, а международное непатентованное наименование действующего вещества от торгового названия препарата. При этом объективные знания перемешиваются со слухами и домыслами, в результате чего общественное беспокойство возрастает многократно.

К сожалению, когда государственные ведомства принимают те или иные решения, они не всегда могут внятно и, главное, своевременно объяснить людям, какие их ждут нововведения, и зачем это делается. Система здравоохранения — не исключение. Когда очередные изменения застают всех врасплох, главный удар со стороны возмущенных пациентов принимают на себя пациентские общественные организации и страховые компании. Поэтому мы поначалу удивились, когда СМИ сообщили о серьезной проблеме с препаратами для химиотерапии при онкологических заболеваниях во многих регионах России, вызванных тем, что схемы противоопухолевой терапии с препаратами, не включенными в перечень жизненно необходимых и важнейших (ЖНВЛП), в 2021 году стали оплачиваться по усредненным тарифам ОМС.

Поначалу мы таких жалоб действительно не получали, но после бесед с коллегами на местах, выяснилось, что действительно такая проблема есть: во многих регионах некоторые препараты не покупаются, потому что они не включены в перечень ЖНЛВП. При этом почему-то все забывают, что они включены в клинические рекомендации и стандарты медицинской помощи, поэтому в силу части 15 статьи 37 Федерального Закона № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» должны применяться в клинической практике по медицинским показаниям.

На самом деле это весьма распространенная проблема и возникла она не полгода или год назад. К сожалению, в подавляющем числе регионов, пока ещё сохраняется дефицит льготных дорогостоящих препаратов для лечения онкологических заболеваний. Региональные власти затрудняются исполнять свои обязательства по региональной льготе для многих лекарств в амбулаторном сегменте. В результате, пациентов, которые не могут позволить себе покупать лекарства по полной стоимости (а цены на некоторые препараты доходят до 200 тысяч за курс) врачи вынуждены госпитализировать в дневной стационар, где таблетки оплачиваются уже не из регионального бюджета, а из фонда ОМС. А это в свою очередь является грубым нарушением с точки зрения экономии средств в системе ОМС, ­— непрофильная госпитализация. В результате медицинские организации вынуждены идти на нарушения, государство несет лишние расходы, а пациенты терпят неудобства, связанные с госпитализацией.

В то же время, надо отметить, что исключение препаратов из списка ЖНВЛП — нормальная процедура. Этот список — не священная корова, а всего лишь ориентир для программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи, которая должна формироваться в соответствие со стандартами медицинской помощи и утверждёнными клиническими рекомендациями. Исключение препарата из списка ЖНВЛП не должно приводить к полному отказу от его закупок.

К сожалению, на практике экономические соображения часто одерживают верх. При этом помимо проблем с «плавающим» списком ЖНВЛП, есть другие финансово-административные барьеры в виде, например, так называемых клинико-статистических групп (КСГ)из-за которых некоторые препараты «не проходят» по цене при закупках, и пациенты остаются без терапии. Допустим, для лечения некоторых форм рака есть 6 препаратов. 4 проходят по закупкам, а 2 уже нет — получить их невозможно. А это зачастую лучшие препараты либо, с учётом конкретного пациента, единственно возможные препараты, которые дадут максимальный лечебный эффект для больных.

Общественные деньги, безусловно, надо экономить, но нельзя забывать, что есть федеральные программы и целевые позиции по достижению определенных показателей заболеваемости и смертности. Если региональные власти будут руководствоваться исключительно соображениями экономии текущих средств, то это будет влиять на качество медицинской помощи и как следствие на выживаемость и качество жизни пациентов. Эти показатели в итоге определяют социальный климат в регионе, который оказывает непосредственное влияние на экономику. Скупой платит дважды.

Как быть в таком случае пациенту? Нужно знать свои права и уметь их правильно защищать. Плюс ко всему неплохо было бы изучить общедоступные клинические рекомендации по лечению своего заболевания, постоянно поддерживать эффективную коммуникацию со своим главным союзником — лечащим врачом.

Сегодня в структуре обращений пациентов значимая доля — даже больше, чем отказы в лекарствах — это вопросы, связанные с организацией медицинской помощи, маршрутизацией пациентов и получения ими достоверной информации. В идеале лечащий врач обязан разъяснить пациенту тактику лечения и прогноз развития заболевания. К сожалению, эта норма сейчас в клинической практике реализуется не в полной мере. У доктора нет времени на беседы, за дверью могут ждать еще несколько пациентов. Поэтому пациентов просто ставят перед фактом, не объясняя, чем обусловлен выбор препарата. А часто он обусловлен не эффективностью, а дешевизной. Пациенту, конечно, об этом стараются не говорить.

Если пациент компетентен и информирован, посещал сайты Ассоциации онкологов России, Российского общества клинической онкологии или сайты федеральных медицинских организаций, получил второе мнение, то может возникнуть конфликтная ситуация. Люди вынуждены требовать тот препарат, который, как они считают им более подходит, а это всегда очень тонкая грань, ведь решение о выборе терапии, как и вся ответственность за ее последствия, лежат только на враче и медицинской организации, где проходит лечение пациент.

В этой ситуации на помощь и приходит система ОМС, в которой есть эффективный механизм разрешения подобных споров. Разумным выходом для пациента будет ни в коем случае не скандалить с врачами, а обратиться в свою страховую медицинскую организацию, которая обладает серьезными компетенциями и полномочиями в этом вопросе. Страховые компании наделены правом проводить экспертизу качества медицинской помощи. Экспертами выступают высококвалифицированные врачи, которые, как правило, не связаны с той медицинской организацией, где лечится пациент, а значит скорее всего вынесут беспристрастное и взвешенное решение. Только экспертам качества медицинской помощи предоставлено право верифицировать верность или не верность принятых терапевтических решений.

На другом фланге находятся пациентские общественные организации, которые могут проконсультировать пациента в его ситуации, направить его действия по эффективному алгоритму, а также проводят регулярные обучающие программы для пациентов, страдающих теми или иными группами заболеваний. Пациентские организации находятся в контакте со страховыми медицинскими организациями, обмениваясь информацией о жалобах и обращениях пациентов, совместно со стразовыми компаниями и органами управления здравоохранением в рабочем порядке разбирают все спорные случаи, находя эффективный компромисс и отстаивая права пациента. Несмотря на разные недостатки, система ОМС достаточно хорошо работает в вопросе защиты прав пациентов на качественную медицинскую помощь. Надо этим пользоваться.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть